На мировых рынках проблемы с ликвидностью активов

Рейтинг самых надежных брокеров бинарных опционов за 2020 год:

На мировых рынках серьезные проблемы с ликвидностью

Если сегодня поговорить практически с любым банкиром, инвестором или управляющим хедж-фондом, то скорее всего выяснится, что главный предмет их беспокойства – это не долги Греции и не экономика США, не говоря уже о маячащем на горизонте референдуме о выходе Великобритании из Евросоюза. Это низкая ликвидность на рынках и что она может значить для мировой экономики в целом и их бизнеса в частности.

Даже ветераны рынка говорят, что не видели ничего подобного (если не считать моментов кризиса). Банки стали очень неохотно выполнять обязанности маркет-мейкеров, т. е. постоянно котировать цены продавца и покупателя, чтобы у участников рынка всегда была возможность провести операции по наиболее выгодным ценам. Из-за этого даже на таких крупных рынках, как валютный и рынок государственных облигаций, стало сложно проводить крупные сделки, не боясь существенно сдвинуть цены. Это порождает опасения, что инвесторы, решив продать активы, могут понести неожиданно крупные убытки.

Объем рынка корпоративных облигаций США с докризисного уровня вырос почти вдвое до $4,5 трлн, однако банки держат на руках эти бумаги лишь на $50 млрд – против $300 млрд восемь лет назад.

Один ведущий европейский банк сократил свой торговый портфель европейских гособлигаций на 75% с 2020 г., рассказывает его старший трейдер; кроме того, он теперь ежедневно котирует цены лишь 900 выпусков корпоративных облигаций по сравнению с 5000 до кризиса. Проблемы с ликвидностью не обошли стороной даже гигантский рынок казначейских облигаций США. По данным исследования Deutsche Bank, хотя по размеру этот рынок с 2005 г. вырос втрое, объем торгов сократился на 10%, а доля обращающихся облигаций, находящихся на руках у дилеров, уменьшилась с 15 до 4%.

Недавние резкие скачки цен на европейские гособлигации показывают, что может произойти, когда для стабилизации рынков не хватает капитала. На прошедший месяц пришлось семь худших торговых дней на рынке гособлигаций Германии за последние 15 лет. Ранее подобные случаи были отмечены на рынках гособлигаций США и Японии – в 2020 и 2020 гг. соответственно.

На фондовых рынках начинается турбулентный этап

По данным JPMorgan Chase, год назад можно было провести сделку с казначейскими облигациями США на $280 млн, не спровоцировав изменения цены; сегодня это возможно лишь с бумагами примерно на $80 млн. Для некоторых облигаций развивающихся стран спрэд между ценами покупки и продажи, по которым дилеры готовы проводить сделки, в 3–4 раза больше, чем до кризиса.

Некоторые инвесторы опасаются, что происходящее сейчас на рынках покажется цветочками по сравнению с хаосом, который может последовать за реальным шоком, таким как, например, дефолт Греции.

Сложившаяся ситуация в значительной степени объясняется изменениями в регулировании, которые должны были решить проблемы, обнаженные мировым финансовым кризисом. Требования к капиталу банков, особенно в части резервов по торговому портфелю, существенно выросли. К снижению ликвидности привели и требования отделить торговлю на собственные средства от прочих средств банка в США и оградить розничный банковский бизнес от инвестиционного в Великобритании. Трейдеры опасаются, что ситуация может еще больше ухудшиться с введением новых правил в ЕС, которые обязуют торговать большей частью бумаг с фиксированным доходом и деривативов на биржах, в результате чего у банков будет еще меньше желания котировать низколиквидные бумаги.

Это влияет на ваш заработок:  Бинарные опционы на индекс SSE Composite – сравнение процентов выплат брокеров

Очевидно, что снижение ликвидности было одной из целей регуляторов, которые хотели уменьшить риски банковской системы. Важно и то, что ухудшение ситуации с ликвидностью на вторичном рынке не повлияло на первичный: объемы размещения продолжают расти.

Честные русские брокеры:

Однако складывающееся положение дел начинает беспокоить и регуляторов. Они уже дали указание управляющим компаниям принять необходимые меры к упрочению своего финансового положения на случай крупных объемов погашений и убытков, включая, если необходимо, ограничения на вывод средств инвесторами. А обнародованное на этой неделе неожиданное решение Европейского центробанка ускорить выкуп гособлигаций в рамках программы денежного стимулирования показывает обеспокоенность его руководителей тем, что волатильность на рынке госбондов может повредить реальной экономике.

В случае масштабного шока, полагают некоторые трейдеры, у центробанков не останется другого выбора, кроме как стать маркет-мейкерами последней инстанции.

Возможно, впрочем, что со временем эти проблемы будут решены. Например, активизируется торговля фьючерсами и индексами на облигации, из-за чего у инвесторов отпадет необходимость держать активы, лежащие в основе таких инструментов. Или, например, хедж-фонды сменят банки в качестве маркет-мейкеров, хотя пока они не демонстрируют такого желания. Или долгосрочные инвесторы, такие как пенсионные фонды и страховые компании, будут готовы в большей степени держать активы, в том числе низколиквидные, до погашения, хотя это может потребовать изменений в регулировании.

Но, быть может, нынешние проблемы с ликвидностью являются отражением не очень благоприятных тенденций в финансовой системе и мировой экономике. За 30 лет, что прошли с либерализации финансового сектора в Великобритании и США, рынки капитала стали двигателем глобализации, будучи поддержаны ликвидностью, которую предоставляли банки. Если банки перестанут работать маркет-мейкерами, существует риск того, что этот процесс обратится вспять: если инвесторы осознают, что не могут продать свои активы, они могут перестать их покупать, а это приведет к росту издержек и сокращению предложения капитала на первичном рынке.

Бомба ликвидности: как центробанки ведут мировую экономику к краху

Невероятное рядом

После мирового финансового кризиса 2008 года на финансовых рынках развитых стран наблюдается парадоксальное явление. Нестандартная монетарная политика привела к появлению значительного избытка ликвидности. Но, как показала череда недавних потрясений, макроэкономическая ликвидность оказалась увязана с жесткой рыночной неликвидностью.

В большинстве развитых стран учетные ставки находятся около нуля (а иногда и ниже), а денежная база (то есть наличные деньги, выпущенные центральными банками, плюс ликвидные резервы коммерческих банков) существенно выросла по сравнению с докризисным уровнем — удвоилась, утроилась или даже (как в США) учетверилась. Благодаря этому краткосрочные и долгосрочные процентные ставки снизились (или даже стали отрицательными, как, например, в Европе и Японии), волатильность на рынках облигаций уменьшилась, цены на многие активы выросли — в том числе на акции, недвижимость, частные и государственные облигации с фиксированным доходом.

Это влияет на ваш заработок:  Отзывы трейдеров о брокерах бинарных опционов - оставь свой отзыв

Тем не менее у инвесторов есть причины для беспокойства. Впервые они испугались в мае 2020 года во время резкого обвала на фондовом рынке, когда в течение 30 минут крупнейшие фондовые индексы США сначала упали почти на 10%, а затем быстро вернулись на прежний уровень. Затем случилась так называемая «истерика» весной 2020 года: долгосрочные процентные ставки в США взлетели на 100 базисных пунктов после того, как возглавлявший тогда Федеральную резервную систему Бен Бернанке намекнул на окончание программы ФРС по ежемесячной покупке долгосрочных ценных бумаг.

Точно так же в октябре 2020 года доходность по казначейским бумагам США рухнула почти на 40 базисных пунктов за несколько минут, что, согласно расчетам статистиков, может произойти лишь один раз в течение трех миллиардов лет. Последний случай произошел буквально месяц назад, когда доходность по десятилетним облигациям Германии выросла за несколько дней с 5 базисных пунктов почти до 80.

Все эти события способствуют росту опасений, что даже самые развитые и ликвидные рынки, в частности акций США, гособлигаций США и Германии, недостаточно ликвидны. Чем объяснить сочетание макроэкономической ликвидности с рыночной неликвидностью?

Четыре больших риска

Начнем с того, что на фондовых рынках значительная часть операций проводится так называемыми высокочастотными трейдерами (high-frequency traders, HFT), которые используют компьютерные алгоритмы, следящие за рыночными тенденциями. Не удивительно, что из-за этого возникает эффект стадного поведения. В наши дни торговля ценными бумагами в США ведется в основном в первый и в последний час торгов, когда HFT наиболее активны; все остальное время рынки неликвидны, на них проводится очень мало транзакций.

Вторая причина в том, что активы с фиксированным доходом (например, облигации правительств, корпораций и развивающихся рынков) в отличие от акций не торгуются на ликвидных биржах. Торговля этими инструментами ведется, как правило, на внебиржевых, неликвидных рынках.

В-третьих, ценные бумаги с фиксированным доходом не просто менее ликвидны. Сейчас большей частью этих инструментов (а их число резко выросло благодаря бесчисленным эмиссиям частных и государственных долгов как до финансового кризиса, так и после) владеют открытые фонды, разрешающие инвесторам мгновенный выход. Представьте, что банк вкладывается в неликвидные активы, но позволяет вкладчикам требовать немедленного возврата вложенных средств: если из этих фондов начинается бегство, необходимость продавать неликвидные активы может опустить их цену очень низко и очень быстро — фактически начнется распродажа по бросовой цене.

В-четвертых, до кризиса 2008 года в роли маркетмейкеров на рынке инструментов с фиксированной доходностью выступали банки. У них было много подобных активов, что обеспечивало ликвидность и смягчало излишнюю ценовую волатильность. Однако с введением новых норм регулирования, наказывающих за подобные операции (через ужесточение требований к капиталу), банки и другие финансовые учреждения уменьшили свою активность в качестве маркетмейкеров. В результате во время неожиданных событий, влияющих на цены и доходность облигаций, банки больше не выполняют свою роль стабилизаторов.

Это влияет на ваш заработок:  Неуверенность инвесторов сказалась отрицательным образом на котировки валютных пар с участием евро

Иными словами, созданная центральными банками макроэкономическая ликвидность, возможно, и способствует сохранению доходности облигаций на низком уровне и уменьшению волатильности. Но она в то же время привела к распространению стадной торговли (гонке за рыночными тенденциями, усугубляемой HFT) и к росту инвестиций в фонды неликвидных облигаций, при том что из-за ужесточения регулирования в стане маркетмейкеров повисла тишина.

Так мы лечим кризис

В результате, когда происходит неожиданное событие — например, ФРС сигнализирует о более раннем, чем ожидалось, окончании политики нулевых процентных ставок; выстреливают цены на нефть; экономика еврозоны начинает расти, — переоценка стоимости акций и особенно облигаций может оказаться очень резкой и быстрой: всем попавшим в общую толпу трейдеров приходится срочно сбрасывать бумаги. В обратном направлении стадное поведение тоже случается, но, поскольку многие инструменты находятся в неликвидных фондах, а традиционные маркетмейкеры, смягчавшие волатильность, отсутствуют, продавцы вынуждены начинать распродажи по бросовым ценам.

Такая комбинация макроэкономической ликвидности с рыночной неликвидностью является бомбой замедленного действия. До сих пор она приводила лишь к проявлениям резкой волатильности и неожиданным изменениям как доходности облигаций, так и стоимости акций. Но со временем, чем дольше центральные банки будут наращивать ликвидность с целью подавления краткосрочной волатильности, тем больше они будут накачивать ценовой пузырь на рынках акций, облигаций и других активов. Чем больше инвесторов будут вкладываться в переоцененные и все более неликвидные активы (например, облигации), тем выше становится риск долгосрочного краха.

Это парадоксальный результат реакции властей на финансовый кризис. Макроэкономическая ликвидность способствует экономическому буму и надувает пузыри, однако рыночная неликвидность со временем станет причиной краха и коллапса.

120 миллиардов долларов ликвидности в день ?! Что ФРС не говорит нам?

Проблемы с ликвидностью продолжаются. Мало того, размер требуемой ликвидности неуклонно растет!

ФРС Нью-Йорка опубликовала заявление в котором подтвердила свои намерения резко увеличить резервы для овернайт и срочной ликвидности, начиная с СЕГОДНЯ по 14 ноября.

Это значительное увеличение доступной ликвидности для РЕПО в течение ночи (с 75 до 120 млрд долларов США) на +60% и увеличение сроков предоставления репо на +28% (с 35 до 45 млрд долларов США).

В 1982 году государственный долг США был равен 180 млрд долларов, 35 лет спустя ФРС в течении дня «вливает» в рынок 120 млрд!

Проблемы с ликвидностью наблюдаются уже второй месяц. Именно из-за проблем с ликвидностью ФРС не дожидаясь очередного заседания экстренно объявляет о запуске «notQE». Но ситуация с ликвидностью не улучшается, а лишь ухудшается. Этот ком только продолжает расти. При этом внятных объяснений того, что происходит на рынке нет. Понятно лишь, что предоставляемая ликвидность не доходит до адресата.

Вероятно, какой-то заемщик или скорее целая группа заемщиков испытывают очень большие сложности, но кто это и что происходит?

Именно огромное количество ликвидности поддерживает рынок акций на плаву.

Брокеры с самыми большими бонусами за регистрацию:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Обучение заработку на бинарных опционах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: